Основные приоритеты, пути и способы сохранения водно-болотных угодий на юге Дальнего Востока

В 2000-2002 гг. по заказу Дальневосточного отделения Всемирного фонда дикой природы-Россия была выполнена оценка состояния территориального биоразнообразия Дальневосточного экорегиона (Бочарников и др., 2002, 2004; Darman et al., 2003). На этой основе был разработан план конкретных действий в природоохранной области (Дарман, Вильямс, 2003), включающий отдельные программы по сохранению пресноводных экосистем и поддержанию популяции дальневосточного белого аиста. Особенностью всех планируемых природоохранных мероприятий было то, что они были соотнесены с биогеографически и экологически целостными территориальными единицами. Следует иметь в виду, что на основе результатов оценки таксономического разнообразия и местообитаний, в рамках юга Дальнего Востока было выделено 19 экорегионов. В их числе были представлены 6 равнинных и горно-долинных экорегионов, на территории которых, как правило, и расположены крупные массивы водно-болотных угодий.

Для практической реализации плана действий были предприняты усилия по согласованию основных природоохранных мероприятий с планами государственных структур административных образований российского Дальнего Востока. В мае 2003 г. скорректированный план.

Особое значение для настоящей работы имеет та часть плана действий, которая посвящена сохранению и изучению пресноводных экосистем, что последовательно продолжает работу по созданию кадастра водно-болотных угодий Амура. В этой части в природоохранную деятельность в качестве приоритетов было включено: создание сети охраняемых природных территорий для осуществления идеи международного «Зелёного пояса Амура»; осуществление последовательной политики сохранения водных ресурсов; противодействие планам постройки плотин в главном русле Амура, обоснование подходов и создание организационных условий для внедрения устойчивого природопользования в регионе. Особое значение придаётся созданию новых и оптимизации границ существующих ООПТ. Здесь, в приводимой ниже таблице, также указаны флаговые и другие приоритетные виды, охрана которых может быть успешно осуществлена в пределах конкретных ООПТ.

В заключение отметим, что водно-болотные угодья в различных частях Дальнего Востока пока в очень различной степени обеспечены территориальной охраной. Самая благополучная ситуация в этом отношении сложилась в Верхнем и Среднем Приамурье и на территории Приморского края, особенно в его южной прибрежной части. Несколько хуже ситуация в островной части региона, в первую очередь на о. Сахалин. Адекватной охраной, в частности, не обеспечены заливы Байкал и Помрь на севере острова, озеро Невское и прилегающая к нему низменность на среднем Сахалине, бухта Лососей, озера и лагуны Муравьёвской низменности на юге острова, а также о. Монерон. Данный факт особенно тревожит в связи с масштабными планами и существующей практикой нефте- и газодобычи. В то же время, многими общественными и научными организациями ведётся активная работа по обоснованию репрезентативной сети ООПТ в этом районе.

В южном Приохотье все водно-болотные угодья (Шантарский архипелаг, низовья р. Уды, Тугурский зал. и пр.) совершенно не охвачены существующей сетью особо охраняемых природных территорий. Частично ситуацию может исправить организация национального (или природного) парка или заказника на о. Большой Шантар. Недостаточно обеспечены охраной и водно-болотные угодья амурского сектора Нижнеамурского горно-долинного экорегиона. В первую очередь это относится к Эворон-Чукчагирской и Удыль-Кизинской озёрно-аллювиальным равнинам.

Определённое расширение площади ООПТ желательно и на Зейско-Буреинской равнине, в частности, на Архаринской низменности, и на Среднем Амуре, в том числе в районе оз. Болонь. Значительные перспективы для сохранения водно-болотных угодий связаны с организацией так называемых трансграничных ООПТ, создаваемых на территориях двух-трёх государств. В первую очередь, это относится к руслу Амура, озеру Ханка и дельте р. Туманной. Эффективное решение этой проблемы, применительно к последним трём участкам, возможно только при условии сотрудничества с КНДР и китайской провинцией Хэйлунцзян.

Создание и поддержание репрезентативной сети ООПТ не должно быть единственным приоритетом природоохранной политики в регионе. Прежде всего следует рассматривать как первоочередную задачу проведение системной инвентаризации водно-болотных угодий бассейна р.Амур и их характеристику с точки зрения значимости для сохранения биоразнообразия, поддержания водных ресурсов и системы гидрологического регулирования и сохранения функциональной целостности экосистем в регионе. Причём информационной основой должны стать уже не разрозненные схемы землеустройства, а использование космических снимков, обработанных и проанализированных в контексте использования современных компьютерных геоинформационных технологий.

Масштабные мероприятия должны быть предприняты для сохранения популяций и местообитаний мигрирующих птиц, что маловероятно без активного участия КНР. Следует продолжать попытки согласования основных мероприятий по сохранению популяций мигрирующих птиц на зимовках, в пределах всего пути пролёта и в местах размножения, без этого комплекса мер будет невозможно обеспечить сохранение перелётных птиц. Это касается, в первую очередь, редких и исчезающих видов: японского, даурского и чёрного журавлей, дальневосточного белого аиста, лебедя-кликуна и сухоноса, места зимовок которых входят в зону приоритетов экорегионального проекта «Янцзы», проводимого Китайским программным офисом Всемирного фонда дикой природы. Во многом это совпадает с целями международного проекта ГЭФ по поддержанию популяции и местообитаний стерха.

Помимо этих направлений, следует активнее использовать имеющиеся возможности развития международного сотрудничества для реализации следующих мероприятий:


— создание репрезентативной сети адекватно защищённых мест (узловых точек) каркаса географических популяций водоплавающих и околоводных птиц;

— развитие и совершенствование функциональности существующих международных ООПТ (озеро Ханка, Уссури-Сунгари-Амурское междуречье);

— активизация международной кооперации (обмен информацией, практическое исполнение рекомендаций, подготовленных в рамках международных конвенций и договоров по охране перелётных птиц, заключение новых двухсторонних соглашений между провинциями и регионами, особенно в области регулирования добычи охотничьих видов и сохранения местообитаний);

— обеспечение совершенствования нормативно-правовой базы на региональном, национальном и международном уровнях;

— согласование и проведение единой экологической политики на Дальнем Востоке России и в сопредельных странах, особенно это следует учитывать при подготовке публикаций и материалов экологического просвещения;

— разработка и выполнение специализированных программ сохранения редких видов;

— обоснование и реализация модельных проектов по устойчивому развитию региона, неистощительному природопользованию и сохранению биоразнообразия в контексте исполнения рабочих программ Конвенции о биологическом разнообразии;

— развитие взаимодействия между неправительственными организациями и государственными структурами в России как интеграции преимуществ обеспечения общественного и государственного контроля за состоянием окружающей среды и использованием природных ресурсов;

— организация кампаний по экологическому образованию и просвещению, согласованных с приоритетами
Глобальной инициативы по установлению связей с общественностью, просвещению и повышению осведомлённости населения в вопросах сохранения, изучения и устойчивого использования биоразнообразия.


Исключительную остроту в последние годы приобрела проблема загрязнения окружающей среды в бассейне р. Амур, которое сказывается как на состоянии природных водных и околоводных экосистем, так и на здоровье людей. Помимо масштабного сброса в Амур промышленных, сельскохозяйственных и бытовых сточных вод, особенно с территории Китая, существенное отрицательное влияние на качество воды оказывают лесные пожары. Серьёзные опасения вызывает наблюдающаяся регрессивная антропогенная динамика растительных сообществ и прежде всего лесных экосистем в Приамурье, учитывая, что растительный покров является не только важной экологической и ландшафтной составляющей экосистемного разнообразия в регионе, но и его экономическое значение очень высоко. Даже при традиционных формах природопользования, использование древесины, пищевых, лекарственных и технических растительных ресурсов даёт существенный вклад в экономику региона.

Упомянутые проблемы требуют скорейшего решения и прежде всего в рамках реализации современных экологически адаптированных методов управления, направленных как на использование, так и на оптимизацию ресурсного потенциала и окружающей человека природной среды. Однако их поиск, разработка и эффективное применение возможны лишь на основе достаточно глубоких знаний природно-экологической специфики региона, закономерностей функционирования его природных экосистем, состояния и динамики отдельных природных компонентов и их реакции на антропогенное воздействие. В связи с этим, одной из главных задач следует считать комплексные исследования в бассейне реки Амур, которые позволят создать конструктивную основу для совершенствования системы управления процессами природопользования как в интересах человека, так и окружающей его природной среды.

Эти и многие другие аргументы послужили основанием для формирования комплексной программы научных исследований и разработки рекомендаций по сохранению и устойчивому использованию природной среды и ресурсов в бассейне реки Амур. В этой работе поставлена принципиально важная цель выявления закономерностей взаимодействия компонентов природной среды в различных природных комплексах бассейна р. Амур в условиях глобальных климатических изменений и активизации антропогенной деятельности. Это позволит разработать комплекс мероприятий по созданию благоприятных социально-экологических условий дальнейшего экономического развития региона на основе использования полученных результатов исследований в проектах и программах по управлению хозяйственной деятельностью на уровне субъектов Российской Федерации с учётом обще-бассейновых интересов.

Мы надеемся, что представленные здесь результаты инвентаризации водно-болотных угодий послужат информационной основой для принятия обоснованных решений в отношении водно-болотных комплексов южной части Дальнего Востока России.
Равнинные и горно-долинные экорегионы юга Дальнего Востока
Название экорегионаПлощадь, км2Доля ООПТ, %Предварительная характеристика состояния биоразнообразия
УровеньХарактерПтицы-индикаторы
Северо-Приохотский горно-долинный24,015,8Очень низкийЮжная лесотундра с зарослями кедрового стланика, мари на мерзлоте. Имеются виды ангарского и берингийского распространения. Специфическая орнитофауна, миграционные остановки водоплавающих и колонии морских птицТихоокеанская чайка, кайры, ипатка, топорок
Удско-Верхнезейский равнинный66,61,8НизкийМари на мерзлоте, заболоченные лиственничные редколесья. Относительно богатая орнитофауна, гнездовья уток, остановки на пролёте водоплавающихЛебедь-кликун, касатка, беркут
Зейско-Буреинский равнинный79,915,3СреднийБогатая пойма, травяные болота с мозаикой сельхозугодий. Разнообразие орнитофауны, гнездовья редких птиц, весенний пролёт гусей, осенние концентрации чёрных журавлейДальневосточный аист, японский и даурский журавли
Нижнеамурский горно-долинный121,87,4СреднийКотловинные пойменные озера на мерзлоте, торфяные болота, мозаика биотопов. Разнообразие орнитофауны; гнездовья гусеобразных, скопления лебедейГусь-сухонос, белоплечий и белохвостый орланы
Среднеамурский равнинный77,012,5ВысокийШирокая пойма Амура, протоки и озера с сезонным затоплением, травяные и торфяные болота. Места скоплений на пролёте, гнездовья редких видов птицДальневосточный аист, японский журавль, орлан-белохвост
Приханкайский равнинный20,24,0Очень высокийПлавни, травяные болота и остепнённые луга. Сообщества смешанных неморальных лесов и даурской орнитофауны; высокий уровень разнообразия птиц, концентрация на пролётеДальневосточный аист, японский и даурский журавли

Также смотрите следующие разделы:


Mostbet